Блог

Исполнительных перемен требуют наши сердца!

2 Мар 2022

Уважаемые коллеги, давайте честно: я никому не открою глаза, если заявлю, что служба судебных исполнителей сегодня работает крайне плохо.

Уверен, что вы множество раз слышали и сами говорили: «Получим решение суда и похороним его у приставов»? Согласитесь, что поводов для такого народного недоверия к службе судебных приставов у нас в избытке.

Конечно, ФССП работает так, как работает, не из врожденной лени, а по достаточно объективным причинам. Выделим основные: высокая загруженность (по официальным данным, в 2020 году средняя нагрузка на одного пристава была превышена в 17 раз), и безнадежные долги. Позволю себе процитировать ТАСС: «Если в 2019 году в среднем на одного судебного пристава приходилось 4,3 тыс. исполнительных производств, то в 2020 году — 4,6 тыс.» Переведем с медийного на русский: в службе много дел и маленький оклад, как следствие — приставов не хватает, компетентных особенно. В результате исполнение судебных актов у приставов порядка 4-5%, что бесконечно печалит и нас, юристов, и наших клиентов.

Итог предсказуем и никого не ошеломит — ещё в январе 2020 года ФССП сообщило нам, что исполнительных дел всё больше, а результатов у приставов всё меньше. Сама служба судебных исполнителей бесхитростно признает, что «как правило, приставам передают самые безнадежные долги».

Возникает закономерный вопрос: почему возникают некие безнадежные долги и настолько ли они безнадежны? Очевидно, что это определение может быть отнесено к задолженностям за жилищно-коммунальные услуги, к бизнесу на грани банкротства и тому подобным казусам. Так стоит ли взваливать их на перегруженных приставов, которые лишь хватаются за голову и глубже тонут в трясине исполнительных листов?

***

Итак, ситуация такова: на сегодня налицо полная беспомощность заявителей исполнительных листов. По закону они получают исполнительный лист и обращаются в ФССП за взысканием либо пытаются самостоятельно его реализовать, например, отнести заявление в банк. На практике это заканчивается тем, что в банке ничего не находится, и далее исполнительные листы беспомощно валяются у приставов, у которых, не побоюсь этого слова, годами до них не доходят руки.

Что дальше?

Отчаявшийся кредитор понимает, что исполнить судебный акт невозможно, идет в суд и подает заявление на банкротство. Ситуация повторяется как в зеркале: суды так же перегружены, как и приставы, судей не хватает, они не успевают рассматривать дела, и новое банкротское дело повергает их в тоску и хаос.

Таким образом, налицо перегрузка приставов и нервный тик у судей по полностью бесперспективным делам.

Зачем это нужно? Разумеется, подобное состояние исполнительного производства весьма прискорбно, но система просто не может выйти из ситуации. Спасти ее может глобальное предложение передать взыскание долгов по исполнительным листам от приставов частным специалистам. Поясню ниже.

***

Система частных специалистов, работающих под надзором государства — арбитражные управляющие. Их деятельность во многом пересекается с работой приставов, потому что именно арбитражные управляющие ведут банкротство.

Есть глобальное отличие между судебной процедурой банкротства, какова она на сегодня, и частным арбитражным управлением. В этом случае не  будет возбуждаться дело о банкротстве, а кредиторы получат объективную оценку перспектив оспаривания со стороны юридических лиц.

Представим, что функции приставов частично передадут арбитражным управляющим. Наступит ли тишь да гладь да всеобщая благодать?

Арбитражные управляющие будут вести исполнительное производство. Проверять счета (если налоговая инспекция позволит), смотреть, какое есть имущество у должника, можно ли его реализовать. По сути это будет мини-банкротство с некоторыми ограничениями, которые накладывает закон об исполнительном производстве, которому арбитражные управляющие подчиняются так же, как и приставы.

Что изменится?

Во-первых, наши перегруженные приставы разгрузятся. По некоторые неперспективным делам, которые называют «безнадежными долгами», к приставам не будут приходить исполнительные листы.

Во-вторых, уменьшится количество арбитражных дел. Зачем кредитору идти и запускать сложную процедуру банкротства через суд, если можно возбудить частное исполнительное производство?

Вознаграждение и надзор будут происходить так, как прописано в законах об исполнительном производстве. Например, вознаграждение — как у приставов: исполнительский сбор в размере 5% от реализованного имущество и полученного долга.

Вопрос надзора за подобной деятельностью, полагаю, уже взволновал уважаемых коллег. Надзор будут осуществлять вышестоящие органы: ФССП, органы прокуратуры, суд. Простора для злоупотреблений не будет, так как арбитражные управляющие также будут вжаты в тиски законного регулирования. Более того, не забывайте, что деятельность арбитражного управляющего страхуется, и страховка огромная — 10%. Плюс есть ответственность каждого арбитражного управляющего внутри системы СРО  (саморегулируемых организаций). Так что, случись какое злоупотребление, СРО своим стабилизационным фондом компенсирует все, что арбитражный управляющий набедокурил, хотя вряд ли такое вообще произойдет — никто не захочет терять статус и репутацию.

***

Предвкушая гул удивленных голосов, приведу примеры, показывающие, как часть государственных функций передана частным лицам уже сейчас.

Первый пример — положительный: нотариат. Частные лица, которые названы нотариусами, контролируют, например, наследственные дела. Разве это не является распределением имущества между кредиторами? Тем более что в наследство входят не только, например, квартиры, но и долги.

Обратите внимание, как великолепно нотариат исполняет свои функции. Например, по статистике Следственного комитета против нотариусов как спецобъектов практически не возбуждают уголовные дела. На адвокатов, прокуроров, следователей, даже судей — пожалуйста, а на нотариусов практически нет. Почему? Потому что прекрасно работают без злоупотреблений, чему, уважаемые коллеги, можно только поучиться.

Второй пример, для контраста, негативный: третейский суд. Да, это была отличная идея: разгрузить судей, отдав частным лицам — третейским судьям — договорную подсудность.

Увы, третейское судопроизводство себя дискредитировало в худших российских традициях, и в итоге многих лишили статуса, а третейские суды закрывали. Прошло уже несколько реформ, теперь для того, чтобы организовать третейский суд, нужно пройти достаточно большое количество процедур и разрешений, но хорошая идея — передать часть судебных функций частным организациям — так и не заработала.

Но и оставлять все как есть на сегодняшний день явно неправильно. ФССП буксует, и арбитражные управляющие могли бы стать тем самым тягачом, которые вытянут исполнительное производство из того болота, в котором оно застряло.